Служением молодого священника началось с важнейшего занятия – обучения детей Закону Божьему в школах Славяносербского уезда Екатеринославской губернии (современная территория Луганской области). В 1912 г. отец Павел назначается в г. Бахмут (ныне Артемовск) законоучителем реального училища и настоятелем церкви при ней. Свой первый приход отец Павел принял уже при новых властях в 1920 г. Это был сельский храм села Андреевка Мариупольского уезда (ныне территория Новоселковского района Донецкой области) со знаменательным для Павла Андреева названием – храм Андрея Первозванного. С первого своего храма будущий мученик Христов Павел Андреев пошел по стопам великого подвижника Христа – апостола Андрея. Трудами своими по поддержанию искры Божией во время испытаний Павел Андреев поднимается на следующие ступени служения. С 1922 г. служит непосредственно в г. Мариуполе. В 1925 г. епископ Мариупольский Антоний вручает Павлу, протоиерею и благочинному в Мариуполе, посох – символ пастырских заслуг. 

Мариупольский Харлампиевский Собор

   Первое испытание тюремным заключением святой мученик принял в 1927 г., когда был арестован по обвинению в антисоветской агитации. В отсутствие доказательств через два месяца отец Павел был освобожден, после чего продолжил служение в Мариуполе. Можно предположить, что отец Павел и дальше смог бы служить в этом городе, но, видимо, Богу было угодно иное. В самом начале 1929 г. Павел Аркадьевич Андреев переезжает в Москву, и июле того же года становится ключарем Богоявленского Дорогомиловского Собора. У ключаря храма множество хозяйственных забот и главная – хранение ключей от храма, его открытие и закрытие. Ключарь первым приходит в храм и последним его покидает, и еще следит за порядком в храме. Хлопоты по наблюдению за третьим по величине храмом столицы сразу легли на протоиерея Павла, и мы не имеем никаких свидетельств о том, чтобы он перед ними спасовал. Андреев стал ключарем в час гонений, уже во время безбожного изъятия церковных ценностей, за которые он по должности был в ответе в Дорогомиловском соборе. И все же не хозяйственные заботы стали испытанием твердости веры отца Павла.


Священномученики протоиерей Павел (Андреев) и иерей Александр (Зверев).

   21 марта 1932 года священник был арестован ОГПУ и заключен в Бутырскую тюрьму по обвинению в антисоветской деятельности. Через неделю после ареста протоиерей Павел на допросе отвечал: «Мои проповеди и разговоры с духовенством никакой политической окраски по отношению к существующему строю не имели». Во время, когда происходил арест, гонения на церковь стали чрезвычайно суровыми. Церковь оказалась под угрозой уничтожения. Под гнетом таких испытаний иерархи были вынуждены принимать поругание со всем мужеством и смирением, на которые только способны люди. 31 марта протодиакон Богоявленского собора показал на ключаря собора следующее: «Павел Андреев при подписании интервью митрополита Сергия “О гонении на религию в СССР” устроил совещание с членами приходского совета в церковной сторожке, где протестовал против этого интервью и призывал не подчиняться членов церковного совета, говоря, что Синод работает рука об руку с советской властью. Практических мер или решения никаких вынесено не было, но среди прихожан было глубокое возмущение по поводу этого интервью. Это видно из того, что когда за церковной службой выступил епископ Иоасаф о декларации митрополита Сергия, то среди этих прихожан раздавались злобные выкрики, то есть против интервью. Все эти действия проявились, несомненно, после совещания, созванного Павлом Андреевым». 


Фото 1932 г.

    4 мая следствие было закончено. Согласно обвинительному заключению: «Андреев в антисоветских целях использовал выпущенное митрополитом Сергием интервью об отсутствии “гонения на религию в СССР” … собрав по этому поводу в церковной сторожке упомянутой церкви церковный актив, и выступил с резкой антисоветской критикой этого документа, утверждая “о гонении религии в СССР”». По приговору Особого Совещания протоиерей Павел был на три года сослан в Казахстан. После этого священномученик более никогда не служил в Москве.

Вернувшись из ссылки в 1935 г. протоиерей Павел в возрасте 55 лет не уехал на родной ему хлебородный юг России, где крестьянствовал его отец. Не было священномученику пути в Мариуполь, где он был пастырем и заслужил уважение духовенства и паствы. Не впал протоиерей и в искушение безбожного времени – не отрекся от Христа, как многие слабые духом. Святой мученик вернулся туда, куда вела его дорога подвижника – в Подмосковье, ближе к городу своего последнего служения, не взирая на то, что именно в Москве он был арестован и осужден. Новую паству священник принял в Волоколамском районе, где стал настоятелем Вознесенской церкви в Теряевой Слободе. В Подмосковье Павел Андреев продолжил подвижническое служение, избранное им с первого храма в Екатеринославской губернии. Очень скоро, в 1937 г., протоиерей был назначен настоятелем храма Рождества Богородицы в селе Возмище и благочинным обширной территории Волоколамского, Шаховского и Лотошинского районов. Это благочиние стало высшей и последней вершиной, на которую взошел в своем служении святой мученик.


Протоиерей Павел Андреев. Тюрьма НКВД 1937 г.

    7 октября 1937 г. отец Павел Андреев был арестован и заключен в тюрьму в городе Волоколамске. Чуть больше месяца жизни было отпущено ему после ареста. В материалах дела сохранились показания свидетеля, находившегося в камере вместе с Павлом Андреевым и другим Волоколамским священником Дмитрием Розановым:

– Находясь под стражей, мне приходилось слышать, что священник Андреев заключенным говорил нечто в виде проповеди о том, что советская власть убивает личность человека, свободу совести, что в тюрьму загнали невинный народ. Допускал он и иные антисоветские выражения. Розанов во время разговора поддерживал Андреева. В тюрьме Андреев говорил, что его посадили, но он воспринимает это как наказание Господне, будьте долготерпеливы, это все искупится, при этом он приводил цитаты из Евангелия. Андреев говорил, что советская власть проповедует учение Дарвина, что человек произошел от обезьяны, а это кощунство и ложь.

– Что вам известно о контрреволюционной агитации Розанова?

– Розанов все время поддерживал и дополнял Андреева.

Впоследствии, уже три года спустя, другой следователь, желая выяснить, что же все-таки говорили священники, спросил того же свидетеля:

– Андреев говорил, что мы, попы, принадлежим к пятой колонне, которая должна выступить изнутри на помощь Германии, а поэтому нас и изолируют?

– Нет, он говорил не так. Андреев говорил, что в СССР существует пятая колонна, к которой причисляют их и считают, что эта колонна должна выступить во время войны Германии против Советского Союза, а потому их и забрали.

Завершающий допрос состоялся 2 ноября, на котором обвиняемому был задан только один, последний вопрос: «Признает ли он себя виновным в антисоветской агитации? – Отец Павел без колебания ответил – Нет». 14 ноября 1937 г. тройка НКВД приговорила к расстрелу отца Павла и еще двух волоколамских священников Александра Зверева и Димитрия Розанова. Приговор был приведен в исполнение 16 ноября на полигоне в Бутово под Москвой, где святой подвижник наше упокоение в безвестной общей могиле. Богоявленский Дорогомиловский собор пережил своего бывшего ключаря-мученика всего на год.

Андреев Павел Аркадьевич, протоиерей, причислен Священным Синодом к лику святых мучеников Российских 26 декабря 2001 года для общецерковного почитания. В этот день святого мученика Павла поминают в Москве, в храме Новомучеников и исповедников Российских в Бутове. Но не только Русской Православной Церковью почитается подвиг отца Павла. Память о нем восстановлена и в местах его первого служения в Донецкой и Мариупольской епархиях Украинской Православной Церкви. (См. http://www.donetsk.eparchia.ru/pavel-andreev/). 

Святый священномучениче Павле, моли Бога о нас!